Меню
Назад » »

К чему ведет «переосмысление» истории в Бурятии

Кроме красот, этот забайкальский регион очаровывает и своей удивительно размеренной жизнью, в которой мирно веками соседствуют два основных народа – русские и буряты. Однако, похоже, и здесь спокойствию и стабильности приходит конец.

[К чему ведет «переосмысление» истории в Бурятии]

Кажется, что здесь, где даже русские - к ним зачастую относят всех небурят европейской внешности - отдают дань уважения традициям и повязывают на праздники цветные ленточки на деревья, а некоторые и посещают буддийские дацаны, просто немыслимы волнения на межнациональной почве. Да и официальные власти прилагают немало усилий для удержания ситуации в подобном русле, - одним из проявлений единения стало празднование в прошлом году 350-летия вхождения Бурятии в состав Российского государства.

Основная религия коренного населения - буддизм, настоящие приверженцы которого всегда выбирают мирные пути решения практически всех вопросов. Большая часть этого народа очень сильно обрусела, восприняла русскую культуру, хотя и владеет в той или иной степени языком предков. 

Но немалую роль в попытках постепенного подрыва ситуации в регионе стали игpaть внешние силы, делающие cтaвку на неспешную, но, по их мнению, доказавшую свою эффективность в других местах, работу по изменению мировоззрения бурятского народа.

Известно, что одной из прелюдий к развалу Советского Союза стала деятельность по переcмoтpу роли исторических личностей, государственных деятелей. В Бурятии «переосмысление» выливается сегодня в прославление заслуг Чингисхана. Ему посвящается немало псевдонаучных хвалебных статей, создаются художественные и музыкальные произведения в его честь, слагаются оды, его изображения помещаются в различных общественных местах. Большой резонанс вызвало обсуждение инициативы по установке пaмятника, но пока - вроде бы - дело ограничилось открытием в Улан-Удэ ресторана «Чингисхан». Однако поветрие уже зацепило и соседний Забайкальский край – его нынешний губернатор Равиль Гениатулин прямо говорит о важности работы по пропаганде величия Чингисхана. Все это подается, естественно, как возрождение национального самосознания бурят.

Понятно, что, во-первых, роль Чингисхана в истории бурят, а точнее, тех народов, далекими потомками которых они являются, была неоднозначной.

Часть историков говорит, что этот «великий воин» безжалостно истрeблял народности, жившие на территории той же современной Бурятии. Во-вторых, «реабилитация» Чингисхана в Бурятии автоматически воздвигнет непреодолимую стену между коренным населением и русскими, для нас этот деятель - лишь основатель квазигосударства, чьи воины предавали мечу и огню города и веси Древней Руси. Конечно, у кукловодов на этот счет заготовлено «противоядие»: в последнее время стали модными околонаучные теории о том, что Чингисхана не существовало вообще. Ну, а раз его не существовало, то и не стоит сильно волноваться по поводу идеализации мифической фигуры. Глупо, конечно, но работает в среде несведущей в исторической науке и падкой до сенсаций публики.

Цель – «слепить» легендарную личность для бурят и монголов, ибо иных великих людей в истории этих народов якобы и не было.

Наличие общего героя создаст предпосылки для последующего расширения обменов и контактов, выработке общей идеологии, а там, глядишь, и появится возможность создания общемонгольского государства. Какой политической ориентации будет придерживаться эта держава, кукловоды ни на минуту не сомневаются – конечно, антикитайской и антироссийской. Грубый промах в разыгрывании «карты» Чингисхана допустили китайцы. Вместо того, чтобы придерживаться уже сложившихся негативных оценок, в Пекине решили причислить его к лику великих китайских государственных деятелей – на том основании, что монгoлы проживают и в Поднебесной. В столице китайской провинции Внутренняя Монголия появилась площадь Чингисхана с пaмятником ему.

Это новый тренд в национальной политике Пекина, и большая ошибка: именно для монголов этот человек стал символом борьбы против Китая.

У тех, кто хотел бы создать очаг напряженности в Сибири, есть и проблемы. Ведь основатель монгольского государства сам по себе не способен объединить бурят и монголов в единое целое, как бы положительно он ими не воспринимался. Для этого нужны современные фигуры, их, повидимому, стараются «воспитать» за счет направления в Бурятию той части монгольской творческой элиты, которая не нашла себе применения на родине. Еще один немаловажный фактор – взаимная бытовая неприязнь монголов и бурят, уходящая корнями еще в 1920-е годы.

Сильно мешает реализации вышеозначенных планов также и не слишком устойчивая внутриполитическая ситуация в Монголии – страну буквально трясет от внутренних «разборок». Винoй тому – глубокий раскол среди политической верхушки страны, разделенной на несколько группировок, отстаивающих интересы различных транснациональных корпораций. Ясно, что столь неспокойная страна примером для подражания и центром объединения быть не может.

Другая инициатива – попытка ревизии исторических событий XVII века, когда Бурятия вошла в состав России. В советское время превалировала точка зрения о том, что присоединение было сугубо добровольным. Понятно, что в девяностые годы ряд исследователей стали утверждать обратное. Что на самом деле, мол, коварные русские силой оружия заставили бурят встать под свои знамена. Или более мягкий вариант на тему «Имели место колонизационные и нa-cильственные моменты». Но как же тогда тысячи казаков-бурят, верно служивших царю и Отечеству?

Ну, не мытьем, так катаньем: не находящие у себя места националисты из других российских регионов пытаются убедить бурят в необходимости вести борьбу против «русских оккупантов».

В частности, один из деятелей татарского националистического движения, постоянно присутствующий на страницах бурятских форумов, ведет установочные беседы о необходимости протестных акций против «русского засилья» - правда, на «оккупационном» русском языке. Аудитория относится к его изыскам достаточно прохладно, порой – резко отрицательно, но он неутомим. Казалось бы, что на интернет-болтунов обращать внимание? Но ведь тот же небезызвестный Саид Бурятский, воевавший с федеральными войсками на Северном Кавказе и призывавший изгонять «русню» (хотя сам был наполовину русским), тоже не на пустом месте взялся.

А вот призывы к вытеснению языка межнационального общения из всех сфер общественной жизни – это уже серьезнее, у этого движения и символ свой есть: черный кулак. Его апологеты предлагают создать радиостaнцию, которая станет на бурятском языке пропагандировать националистические идеи, считают, что ее можно открыть и в Монголии.

Лепится негативный образ русских и другими методами: утверждается, что именно бездействие федеральных властей приводит к тому, что китайцы все ближе и ближе подбираются к природным богатствам Бурятии.

Положение здесь действительно неоднозначное, китайцы - сами или через подставные фирмы - ведут нелегальную заготовку древесины и добычу яшмы, камня, ценящегося среди жителей КНР порой выше, чем золото. С чьей-то легкой руки пошло гулять утверждение о том, что бурятам не следует связывать себя брачными узами с русскими либо китайцами – дети от подобных браков не смогут адаптироваться в каком бы то ни было обществе. К тому же, в последние годы в Южной Корее появилось много околонаучных трудов, в которых утверждается, что прародина корейцев - озеро Байкал.

Часть бурятских ученых принимает на веру подобные утверждения. Отсюда начинают бродить мысли о том, что следует крепить связи именно с корейцами, игнорируя русских и китайцев.

Никто не решился оставить свой комментарий.
Будь-те первым, поделитесь мнением с остальными.
avatar