Меню
Назад » » 2019 » Март » 29

«Омулёвый» мораторий в Бурятии продлится ещё три года

В октябре 2017 года российские власти вплотную взялись за спасение омуля и ввели запрет на его промышленную добычу. Сейчас разрешён только зимний любительский лов на удочку. Но и здесь есть ограничения: до пяти килограммов в сутки – для жителей Бурятии и 20 – для иркутян. Продавать свою добычу рыбаки не вправе. В противном случае им грозит наказание.

Результаты не заставили себя ждать. В 2018-м году в Бурятии заложили более полумиллиарда икринок омуля, полученных в искусственных условиях. Это в четыре с половиной раза больше, чем в 2017-м и в восемь раз превышает показатели 2016-го года. Своего рода рекорда удалось достичь именно благодаря табу на вылов байкальского эндемика, а также усиленной рыбоохране, рассказали в ноябре в пресс-службе Росрыболовства.

Впервые оплодотворённую икру получили щадящим методом – отнерестившуюся рыбу выпустили обратно в реку. В естественную среду обитания вернулось около 40 тысяч особей омуля. Личинки отправятся в «большое плавание» уже летом. Часть мальков выпустят в Байкал, остальных распределят по популяциям и расформируют по рекам.

«Чтобы Байкал был в сохранности»

Восстановление численности омуля обсуждалось в пятницу, 29 марта, на совещании под председательством главы Росрыболовства Ильи Шестакова. Оно состоялось в правительства республики. Участие в мероприятии приняли руководитель региона Алексей Цыденов, главный федеральный инспектор по Бурятии Сергей Ромахин, министр сельского хозяйства Даба-Жалсан Чирипов, а также представители ФГБУ «Главрыбвод», Ангаро-Байкальского территориального управления Росрыболовства, Большереченского и Селенгинского рыбозаводов и отраслевые организации.

- Тематика сегодняшнего совещания для нас актуальна – воспроизводство и сохранение омуля и биологических ресурсов в целом, – отметил в своём выступлении Алексей Цыденов. – Люди, проживающие в прибрежной зоне Байкала, традиционно занимались добычей рыбы. И введённые ограничения (на вылов – прим. авт.) сказались на жизнедеятельности прибрежных посёлков. Мы заинтересованы в том, чтобы максимально эффективно и быстро восстановить популяцию, создать условия, чтобы Байкал был в сохранности в долгосрочной перспективе и чтобы люди, в то же время, могли иметь работу и стабильный доход.

После слово взял Илья Шестаков.

- Когда вводили запрет, мы говорили, что будем проводить мониторинг и исследования. И через три года сможем сказать, какова перспектива по восстановлению байкальского омуля и возможной отмене моратория. Такая долгосрочная программа должна быть разработана институтом, подведомственным Росрыболовству, – подчеркнул он.

Исследования, по словам главы ведомства, начнутся уже в этом году.

- Пока эти три года запрет с учётом биологического обоснования будем держать. До 2021-го никаких решений приниматься не будет, – заявил Шестаков.

На совещании стало известно, что Бурятия получит из федеральной казны средства на реконструкцию сразу двух рыбозаводов – Большереченского и Селенгинского. В 2016 году они перешли в оперативное управление Байкальского филиала ФГБУ «Главрыбвод». Деньги на восстановление предприятий – порядка 250 миллионов рублей – выделят в рамках федерального проекта «Сохранение озера Байкал».

- Проект реконструкции первого завода уже готов, второй находится на последней стадии готовности. С 2021 года начнётся их капитальный ремонт, – сообщили в пресс-службе республиканского правительства.

Реконструкция позволит увеличить мощность предприятий и довести её до изначально запланированной – для двух заводов это более 2 миллиардов личинок в год.

Цыденов напомнил, что Росрыболовство уже начало работу по увеличению выпуска мальков.

- Это непосредственно повлияет на воспроизводство омуля. Плюс применяется новая технология отбора икры, которая позволяет сохранить рыбу живой, вернуть её назад, в среду обитания и тем самым ещё больше способствует восстановлению популяции, – пояснил глава республики. – Уверен, что и новые технологии, и увеличение объёмов выпуска рыбы, и финансирование существенным образом повлияет на сокращение сроков восстановления численности омуля.

По словам начальника ФГБУ «Главрыбвод» Дана Беленького, в 2019 году объём отлова рыбы планируется увеличить ещё на 30%, что позволит выпускать от 660 до 670 миллионов личинок.

Для жизни, а не для продажи

Помимо рыбаков-любителей, с некоторыми ограничениями добывать омуль сегодня могут коренные малочисленные народы севера (КМНС). Возможность забора рыбы также есть у учёных – в целях изучения и у рыбоводных заводов – для искусственного воспроизводства. Однако не исключено, что в будущем мораторий также затронет сойтов и эвенков.

Дело в том, что, несмотря на действующий запрет, байкальский деликатес по-прежнему можно купить в торговых сетях. На совещании в правительстве врио руководителя Ангаро-Байкальского территориального управления Росрыболовства Роман Гармаев отметил, что продают его как раз малочисленные народы.

- Борьба их за квоты объясняется коммерческим интересом. Мы останавливаем автомобили и нам показывают документы, что омуль приобретён у КМНС, – приводит слова Гармаева ИА «Восток-Телеинформ».

У главы Росрыболовства это вызвало вопросы, ведь, по его мнению, квоты общинам КМНС выдаются для ведения традиционного образа жизни, а не для продажи.

- Вводя табу на вылов омуля, мы оговаривали, что если вопрос не улучшится, то придётся запретить и другие виды рыболовства, – отметил Шестаков.

Он предложил Алексею Цыденову изучить этот вопрос. Тот, в свою очередь, сообщил, что это возможно только с компенсацией из бюджета общинам КМНС в рамках выделяемых им квот. Предварительно на эти цели может потребоваться около 17 миллионов рублей в год.

Никто не решился оставить свой комментарий.
Будь-те первым, поделитесь мнением с остальными.
avatar